Arms
 
развернуть
 
634003, г. Томск, пер. Макушина, д. 8
Тел.: (3822) 65-29-29, 65-76-99 (ф.)
info@oblsud.tomsk.ru
634003, г. Томск, пер. Макушина, д. 8Тел.: (3822) 65-29-29, 65-76-99 (ф.)info@oblsud.tomsk.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Дело № 33-1208/2010 от 14.05.2010г.

Судья: Величко М.Б.                                                                                                                                                      Дело № 33-1208/2010                                                                    

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего             Ахвердиевой И.Ю.,

судей:         Руди О.В., Останина В.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске по кассационной жалобе Ж. на решение Советского районного суда г.Томска от 30 марта 2010 года

        дело по иску Ж. к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ (ОАО) о признании договора поручительства № П-162430/1 от 2 мая 2007 года недействительным.

Заслушав доклад судьи Руди О.В., объяснения Ж., поддержавшего кассационную жалобу,  судебная коллегия

установила:

 Ж. обратился в суд с иском к ОАО АК «Сберегательный банк РФ»  о признании договора поручительства № П-162430/1 от 2 мая 2007 года недействительным.

В обоснование  требований указал, что 2 мая 2007 года между ОАО АК Сбербанк РФ и Ш., Ш. заключен кредитный договор № 162430, предметом которого является кредит «Ипотечный» по программе «Молодая семья». Согласно условиям данного договора ответчик передал заемщикам  6 000 000 рублей на инвестирование строительства квартиры и гаражного бокса. В качестве обеспечения обязательства заемщиков по кредитному договору банк заключил с истцом договор поручительства № П-162430/1 от 02.05.2007. При этом банк утаил от истца, что с заемщиками подписано срочное обязательство, о котором не было известно истцу и которое увеличивает ответственность поручителя. Кроме того, банком в одностороннем порядке изменены существенные условия кредитного договора, указанные в п. 1.1, поскольку отсутствует залог недвижимого имущества, на строительство которого выделен кредит, что противоречит сути ипотечного кредитования. Тем самым, полагает, банк обманул его и ввел в  заблуждение.

Истец Ж. в судебном заседании  требования поддержал по заявленным основаниям.   Дополнительно пояснил, что банк выдал кредит, заручившись только поручительствами физических лиц,  не обеспечив основную сумму залогом недвижимого имущества, на строительство которого брался кредит, то есть, по сути, выдал потребительский кредит. В связи с этим банк нарушил существенные условия договора и без уведомления стороны изменил его условия. В  срочном обязательстве, которое является приложением № 1 к кредитному договору,   не указана дата  его подписания.

Представитель ответчика - Акционерного коммерческого Сберегательного Банка Российской Федерации Потапов П.А., действующий на основании доверенности № 11/844 от 23.11.2009, исковые требования не признал. Пояснил, что ссылка истца на то, что банк утаил от него, что между ними имеется срочное обязательство, в котором банк, якобы, увеличил ответственность истца, безосновательна. Исходя из текста срочного обязательства и кредитного договора, срочное обязательство - неотъемлемая часть кредитного договора, оно подписано в день подписания кредитного договора. Кредитный  договор имеет ссылку на срочное  обязательство. В случае  его непредставления  истцу  для  ознакомления, последний  был вправе об этом  заявить и отказаться  от подписания  кредитного договора.  По своей правовой  природе и сути выданный  кредит не  является  потребительским в  силу закона, а  время  для  регистрации ипотеки, как указано в  кредитном договоре, еще  не истекло.

Обжалуемым решением на основании ст. 178, ч.1 ст.179, ст.ст.329, 361, 362, 432 ГК РФ, ч. 1 ст. 56, ч.2 ст.61 ГПК РФ Ж. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе истец  Ж. просит решение отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Полагает, выданный Ш.  кредит не является  ипотечным, поскольку ипотека не зарегистрирована, залог не оформлен, что противоречит сути ипотечного  кредитования, а  потому  при  подписании договора  поручительства  он был обманут. Поскольку  фактически  данный  кредит является  потребительским, он введен в  заблуждение по поводу   его правовой природы  при заключении  договора  поручительства.   Кроме того, полагает, об указанном  свидетельствует также  и то, что после  выдачи кредита  Ш., банком расходование  ими денежных средств  не контролировалось, документы, предусмотренные  кредитным договором, не истребовались.

Проверив материалы дела по правилам ч.1 ст.347 ГПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований  для  отмены  решения  суда  первой  инстанции не нашла.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 02.05.2007 между истцом и Ш., Ш.  заключен  кредитный  договор  № 162430 о предоставлении  по программе «Молодая семья» кредита «Ипотечного» в  сумме 6 000 000руб. на инвестирование  строительства квартиры и гаражного бокса по /_/ на срок до 01 мая 2027 под 12,5% годовых. В обеспечение  исполнения обязательств  по кредитному  договору с Ж. заключен договор  поручительства №П-162430\1 02.05.2007.

Полагая, что  введен в  заблуждение относительно  правовой  природы сделки, обманут о последствиях ее  заключения, истец просит  признать договор поручительства недействительным.

Отказывая  в  удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истцом  не представлено достаточных, допустимых и бесспорных доказательств недействительности сделки по основанию обмана  и заблуждения.

Выводы  суда являются  правильными, поскольку  основаны  на законе и подтверждаются  материалами дела.

           В соответствии с ч.1 ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

           Согласно ст. 178 ГК РФ сделка,  совершенная под влиянием  заблуждения, имеющего существенное  значение, может быть признана  судом  недействительной  по иску  стороны,  действовавшей  под влиянием заблуждения. Существенное значение  имеет заблуждение относительно природы  сделки либо тождества или таких качеств  ее предмета, которые значительно  снижают возможности его использования  по назначению. Заблуждение относительно  мотивов сделки  не имеет существенного значения.

 В соответствии с п.1. ст. 179 ГК РФ  сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки).

 Обман приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

      Как верно указал  суд, заявляя о недействительности договора  поручительства, в  качестве оснований недействительности истец  указывает на то, что заблуждался относительно природы    кредитного договора, а не договора  поручительства. Между тем,  о недействительности кредитного договора им не заявлялось. Ссылаясь на недействительность поручительства  по основанию обмана, истец указал, что ранее ему предлагалось быть  поручителем по кредитному  договору, он отказывался, так  как  понимал, что в  случае неисполнения обязательств  по гашению кредита, ответственность  по гашению может быть возложена  на него.

        Таким образом,   вопреки   ст. 56 ГПК РФ истцом не представлены  бесспорные, достаточные и допустимые доказательства недействительности договора  поручительства по основанию заблуждения в  правовой  природе сделки и по основанию обмана. Мотивы, по которым суд пришел к  таким  выводам, обоснованы, приведены  и раскрыты  в решении. Более того, при рассмотрении кассационной жалобы  Ж. пояснил, что, заключая  договор  поручительства, он  понимал, что своим поручительством обеспечивает исполнение  Ш.  обязательств  по договору  ипотечного кредитования в  полном  объеме.

        Довод кассатора относительно правовой  природы    кредитного договора  как  потребительского, а  не договора  ипотечного  кредитования, не может быть принят во внимание, поскольку, как указывалось, о недействительности  кредитного  договора  не было заявлено, а  предметом  рассмотрения  являлись требования о недействительности договора  поручительства.

Довод кассатора относительно того, что ипотека  по настоящее  время  не зарегистрирована, залог не оформлен, что свидетельствует об обмане, не может быть принят во внимание, поскольку   основанием  недействительности договора  поручительства  не является. Между тем, указанные обстоятельства могут служить основанием  для  предъявления  требований о  понуждении к исполнению обязательств стороной  по  сделке и т.п.

Довод кассатора относительно того, что договор поручительства  не является  самостоятельным  договором, а  следует судьбе  основного договора, а  потому введение в  заблуждение  относительно  правовой  природы  кредитного договора   привело к  заблуждению относительно правовой  природы  поручительства, не может быть принят во внимание, поскольку, как указано выше, недействительность кредитного договора  по указанным основаниям не была  предметом рассмотрения в  настоящем процессе.

Довод кассатора относительно того, что  о правовой природе выданного Ш.   договора ипотечного кредитования, как о потребительском, свидетельствует  и тот факт, что кроме залога  недвижимости данный  договор обеспечен поручительством  физических лиц, не может быть принят во внимание, поскольку   основан на неверном  толковании закона.

Иных правовых аргументов  кассационная жалоба  не содержит. При таких обстоятельствах   оснований для отмены  решения  по доводам кассационной жалобы  нет.

На основании изложенного, руководствуясь ст.360, абз.  ст.361, ст.366 ГПК РФ

определила:

решение Советского районного суда г.Томска от 30 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу  Ж. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

 

опубликовано 25.05.2010 10:55 (МСК)